Тамара Васильева: Хороший анестезиолог — это человек решительный и … добрый

Я продолжаю знакомиться с анестезиологами-реаниматологами Республиканской больницы №2-Центра экстренной медицинской помощи. Первым был Василий Викторович ЯКУШЕВ, завтра я встречаюсь с Татьяной Семеновной АРЖАКОВОЙ, а сейчас я говорю с врачом отделения общей реанимации Тамарой Ивановной ВАСИЛЬЕВОЙ.

У нее нет на этот час операции, и мы, устроившись на скамеечке в коридоре, ведем неспешный разговор.

— В больнице несколько отделений реанимации и анестезиологии, Тамара Ивановна?

— Да, в нашей больнице четыре отделения реанимации: общая реанимация, где мы сейчас находимся, отделения кардиореанимации, реанимации и интенсивной терапии для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения, есть реанимация в ожоговом отделении. Это совершенно разные профили.

— И внутри отделения вы, врачи, тоже делитесь по направлениям работы?

— Да, Василий Викторович, например, работает с гинекологическими больными, Татьяна Семеновна – с терапевтическими, а я — активный врач -анестезиолог-реаниматолог, профиль у меня абдоминальный. Я работаю с больными с заболеваниями внутренних органов: желудок, кишечник, и мое профильное отделение — колопроктологическое. С чем я работаю? В последние годы очень много стало обращений с опухолями толстой кишки. Из органов гениталий — много острых парапрактитов, это воспаление прямой кишки.

— И работа у вас, как говорится, штучная?

— Конечно, каждый больной по-разному воспринимает общий наркоз, здесь нужно учитывать все: и массу тела, и возраст, и сопутствующие заболевания человека, поэтому для каждого случая и дозы и виды подбираются сугубо индивидуально (Тамара Ивановна мягко улыбается).

— И препараты, наверное, меняются с годами?

— Если сравнить с тем временем, когда мы начинали работать, препараты изменились кардинально, стали более атоксичными, хорошо действующими, с хорошим обезболивающим эффектом. Сегодня мы используем сложный комбинированный наркоз, он легче переносится больными в послеоперационном периоде. Больные хорошо выходят из наркоза и благополучно затем выписываются.

— Как обычно проходят операции? Все время на ногах…

— На плановой, особенно повторной операции можно простоять на ногах 10 – 12 часов, а то и все 14. Но мы достаиваем свои операции до конца, сколько бы они не длились. У каждого анестезиолога своя тактика работы. Я, например, не люблю, когда меня меняют или кому-то передаешь больного, стараюсь довести его сама и передать палатному врачу, который будет дальше проводить лечение. Потом уже принцип назначения может корректироваться, но в общем плане подход к лечению меняться не будет, поскольку должна быть преемственность, и это хорошо, прежде всего, для пациента.

— Так делают все анестезиологи или это сугубо Ваш метод?

— Так вообще в анестезиологии принято, да и в целом в медицине. Когда скорая привозит больного, к примеру, врач обязательно говорит, какое лечение проведено, чтобы лечащий врач мог его продолжить.

— Тяжелая у вас работа. Не зря вас ангелами-хранителями называют…

— Да, работать тяжело и физически и эмоционально. Особенно тяжело переносишь ночные дежурства. Работаем по полторы смены, бывает, по 32 часа не выходишь из больницы.

— Как начинался Ваш путь врача?

— Я окончила наш университет, медико-лечебный факультет, по диплому я – врач общей практики. Потом в нашей же больнице я закончила интернатуру по анестезиологии, стаж лечебной работы 34 года.

— А кто были Ваши наставники?

— Это анестезиологи-реаниматологи нашего отделения: Василий Викторович ЯКУШЕВ, Татьяна Семеновна АРЖАКОВА, Николай Петрович ПОПОВ, Николай Дмитриевич ИВАНОВ, и потом я же десять лет после интернатуры работала еще в городской клинической больнице, там у меня тоже были наставники: Галина Владимировна СТЕЛЬМАШЕНКО, еще один Николай Дмитриевич ИВАНОВ, Евгений Михайлович ГУСЕВ. У каждого из них я набиралась опыта, перенимала что-то и очень благодарна им за это…

— Какие люди приходят и держатся в Вашей профессии?

— Только люди, влюбленные в профессию. Немаловажную роль играет характер человека, анестезиолог должен быть человеком без сомнений, как говорится, без страха и упрека. Он должен быть уверен в своих словах, в своих действиях, быть готов к нештатной ситуации, которая может возникнуть во время операции. В нашем деле секунды и минуты решают многое, и именно в этой готовности, в умении экстренно принять правильное решение и проявляется высокий профессионализм врача-анестезиолога. Сомневающийся человек изнуряет себя и персонал, с которым работает. Хорошим анестезиологом может быть человек решительный и … добрый.

 Зоя ИГНАТЬЕВА