КАК Я ВСТРЕТИЛА НОВЫЙ ГОД

Накануне нового года, решив докупить недостающие подарки, я поехала в город и, решив самостоятельно добраться до дому, уже на обратном пути обнаружила, что ни ключей, ни телефона у меня с собой нет. Муж в городе. Возвращаться в город мне было, конечно, лень, и я решила перелезть через забор. Он у нас невысокий, и трудности перелезть его летом труда не составляло. Я уже почти перелезла, когда вторая нога вдруг соскользнула, и я упала со всего маху на спину.

Перевернувшись на левый бок, с трудом поднялась на ноги, но неожиданно поняла, что они меня не слушаются. Вы не представляете, какое отчаяние овладело мной! Перспектива была ужасной – замерзнуть вместе с пакетом подарков на снегу.

— Спокойно, попробуем потихоньку двигать ногами. Все будет хорошо! – успокоила я себя и стала «елочкой» двигать ступнями, которые будто слиплись. Слава богу, левая ступня немного поворачивалась, а правую я подтягивала к ней. Так добралась до двери, открыла ее, скинула куртку, унты и уже из последних сил тихонько опустилась на кровать. Все, больше сил не хватило ни на что.

Муж пришел часа через три. Уже стемнело. Боль вроде бы утихла, хотя ноги по-прежнему не двигались. Уговорив мужа не вызывать на ночь «скорую», я как-то успокоилась и уснула.

«Скорую» вызвали утром следующего дня.

— Новый год придется встречать в больнице, переломы костей таза, — объявил доктор.

В больнице он, доложив: «Принимайте коллегу!», передал меня в распоряжение персонала приемного покоя.

Предновогоднее настроение витало в воздухе даже здесь. Суета, куча пациентов, стоны и жалобы, но все равно приближение нового года чувствовалось.

От соседа справа сильно несло перегаром. Видимо, он был невменяем, потому медсестрам приходилось очень громко задавать ему вопросы. Слева громко, изъяснялся «по-матерински», так говорит моя знакомая, когда переходит на непечатную лексику, еще один.

33816571_2095260104084744_4295405228045369344_n(1)

Тут ко мне подошел травматолог, представился: «Петр Петрович Ксенофонтов», основательно осмотрел меня и сказал, обращаясь к медсестре: «Рентген, УЗИ, кардиограмма, анализы, будем брать» .

Похоже, мне повезло на врачей. И первый, что привез, и второй, что принял, оказались доброжелательными, интеллигентными людьми, и с легким чувством юмора.

Пока рентгенолог сам с загипсованной по локоть рукой делал снимки, ловко переворачивая меня с боку на бок, Петр Петрович поинтересовался: «Вы кто по специальности?» и, получив ответ «журналист», как-то, мне показалось, весело хмыкнул.

Из рентген кабинета меня перевезли в малую операционную, доктор, предупредив «Сейчас будет немного больно» выстрелил мне в колено из аппарата, похожего на автомат моего внука. От неожиданности я вскрикнула.

— Все, все, — успокоил врач, — есть небольшое смещение, будем делать вытяжку.

Боль была, кстати, не слабая, мне продели в проделанное отверстие в колене железку и на что-то подвесили ногу.

Переломы мои оказались небольшими, но травматологи в один голос объявили, что восстанавливаться придется долго.

— Придется полежать, постельный режим, — доктор строго посмотрел на меня, но мне показалось, что в уголках его губ все-таки были смешинки.- Я выбрал вам замечательную палату, вы будете в хорошей компании, вам постелют прекрасный матрас…

— А … — хотела я задать самый насущный на тот момент вопрос, но он меня опередил: «На судно. вы же журналист, вам надо все испытать на себе».

Палата, куда меня положили, оказалась шестиместная, но мое место действительно оказалось очень удобным, за дверью, а соседки приятными во всех отношениях. Левая нога моя с подвешенной видавшей виды гирей, покоилась на приспособлении, похожем на санки, боль немного ослабла, и я заснула. Разбудил меня мой доктор, справился о том, как я устроилась и, показывая рентген снимки, подробно объяснил мою ситуацию. Я вежливо выслушала его, благодарная за внимание, и окончательно успокоилась, что попала в надежные руки.

— На МРТ еще лучше видно переломы, — сказал он и потрогал колено.

Матрас действительно был необычный, он работал от сети и по мере необходимости самостоятельно надувался и спускался, образуя своеобразные волны.

— Это чтобы не было пролежней, — объяснили мне многоопытные соседки. Правда, матрас этот был нарасхват, через три дня, строго справившись о моем возрасте, дежурная медсестра объявила: «Отдаем бабушке в пятую». Четверо санитаров легко стряхнули меня с престижного на обычный матрас, но я была этому факту даже рада, к тому времени мне уже поднадоело «плавать», все время сползая по кровати вниз.

За окном шумел новый год. Мы, кто в гипсе, кто с подвешенной ногой, лежа на больничных кроватях, довольствовались отблесками новогоднего салюта. Но на душе было спокойно – пропасть нам не дадут.

Зоя ИГНАТЬЕВА