Записки солдата

Читая воспоминания участника Великой Отечественной войны 1941-45 годов Василия Негнюрова, награжденного медалью «За боевые заслуги» и орденом Великой Отечественной войны II степени, многими юбилейными медалями, я этой весной открывала для себя людей, которых никогда не знала. Настоящих героев войны. Передо мной записки солдата. Они вошли в книгу о Василии Семеновиче, которую подготовили и издали его дочь Мира и ее дети-школьники. Для сегодняшнего материала я выбрала его воспоминания о Восточном фронте, о котором толком ничего не знала. Может быть, кому-то тоже будет интересно увидеть войну с Японией глазами двадцатилетнего советского солдата, нашего с вами земляка. К слову: Василий Негнюров ушел на фронт в семнадцать лет.
Итак, записки солдата.

… В 1944 году весной я получил повестку для отправки на фронт. В августе всех нас перераспределили по воинским частям. Многие якутяне были отправлены на Забайкальский фронт, на станцию 74-го разъезда. Я, Ильин В.И. из Верхне-Вилюйского и Семенов Н.Х. из Вилюйского районов попали в 120-ую минометную батарею 980-го стрелкового полка 275-й стрелковой дивизии.

… Весной 1945 года в начале мая, когда мы находились на занятиях по строевой подготовке, писарь ефрейтор Илья Привалихин сообщил нам радостную весть о том, что на Западе война закончилась полной капитуляцией немецко-фашистских войск. Как мы радовались, что войне конец! Но на другой день занятия продолжились, стали часто приходить железнодорожные составы, груженные боевой техникой, солдатами и офицерами, служившими на западных фронтах. Все направлялось к маньчжурской границе. Вскоре в части была объявлена военная тревога с погрузкой всей техники и боеприпасов. Шли пешком. Политработники проводили собеседования на привалах и спрашивали: «Вы одобрите, если будет война с Японией?», ответ был однозначный: «Да».

… 5 августа 1945 года передовые полковые части начали переправу через реку Аргунь (приток Амура южнее Даурии) по понтонному мосту. На этой переправе я случайно встретил своего товарища Петра Кириллина из 984 стрелкового полка.

… Мое первое боевое крещение состоялось на подступах к железнодорожной станции Ириктэ. У японской артиллерии мы были как на ладони, так как шли
по чистому полю под гору. Наконец с небольшими потерями наша батарея заняла нужную позицию, все девять минометов встали на огневые точки. Командир батареи отправил нас с ефрейтором Гринько на КП для восстановления связи. Задание мы выполнили, однако японцы нас засекли и открыли огонь из пулеметов. К счастью, обошлось без потерь. Нас с ефрейтором потом наградили медалью «За боевые заслуги».

… После перехода Хинганских гор наши войска завладели большим преимуществом. Японцы стали постепенно уходить, неся большие потери. Вскоре мы услышали о капитуляции квантунской армии, увидели горы оружия, военнопленных различных рядов войск и поняли, что квантунская армия была оснащена небедно и могла оказать сильное сопротивление, если бы не капитуляция.

… Нашу батарею отправили дальше. Должен сказать, воинская дисциплина была строгой, жесткой, даже суровой. За выявление различного рода мародерства и нарушения закона применялись наказания вплоть до расстрела. Я был свидетелем того, как приговор военного трибунала о расстреле был исполнен публично – перед строем личного состава дивизии.

… Мне и в голову не могло прийти, что я буду защищать пленных от расстрела. Однажды это пришлось сделать. Меня отправили сопровождать пленных японцев, человек тридцать на грузовой автомашине на работу в городскую хлебопекарню. За рулем сидел их командир – человек пожилого возраста, офицер. На перекрестке улиц, в центре города Сыпингай на высокой скорости в нашу машину врезалась легковая автомашина с советскими офицерами. Все погибли. Наша машина упала на бок, не перевернулась, но пленные вывалились. К моему счастью, японцы не разбежались. В это время появился наш солдат с автоматом, он был пьян. Увидев мертвых офицеров, он чуть не расстрелял всех моих пленных. Я еле остановил его, объяснив, что это противозаконно, и что пленные в этом происшествии не виноваты. Вскоре после этого случая я шел к железнодорожной станции, чтобы попрощаться со своими товарищами, уезжающими сопровождать пленных. Вдруг слышу японскую команду «Встать» и к своему удивлению вижу пленных и их командира, которых я сопровождал на работу в хлебопекарню. Все они встали и отдали мне честь за то, видимо, что я спас их от расстрела. А что особого я сделал? Я только выполнял боевое задание и встал на защиту невиновных людей. Мы были так воспитаны.

… Акт безоговорочной капитуляции Япония подписала 2 сентября 1945 года. Часть личного состава Советской Армии со своим вооружением оставались в Маньчжурии до весны 1946 года. Обеспечение жизнедеятельности на освобожденной территории возлагалась на нас, и мы с этой задачей успешно справились. Организовывали доставку топлива, продуктов, обеспечение электроэнергией населения. Очень сложной задачей было обеспечение углем из-за резкого сокращения его добычи и транспортировки.

… Весной 1946 года, в апреле, возвращаясь на родину, на перроне ж/д станции города Харбин мы видели следы только что закончившейся войны: убитые люди, лошади. На площади шел многолюдный митинг. Отовсюду стреляли, поэтому нас из вагонов не выпустили, однако, шальные пули находили свои жертвы и здесь, кто-то из наших погиб, кто-то получил ранения… Так мы стали свидетелями чужой войны. Так завершился мой солдатский путь. Служил я в 87-ом отдельном артиллерийском дивизионе, затем — в 1157-ом артиллерийском полку, до 1948 года учился в 19-ой окружной школе младших специалистов интендантской службы. Весной 1946 года мы вернулись в Союз.

Только 12 октября 1950 года (уже пять лет на его родине шла мирная жизнь) Василий Негнюров был уволен в запас, и, прослужив в рядах Советской Армии в общей сложности шесть с половиной лет, вернулся на родину.P.S.Из родни Негнюровых на войну ушло одиннадцать человек, вернулись из них четверо: Николай Семенович Негнюров, Михаил Михайлович Негнюров (второй), Иннокентий Павлович Негнюров, Василий Семенович Негнюров.
Погибли на фронтах Великой Отечественной войны:
Илья Гаврильевич Негнюров. погиб 4 марта 1944 годав бою за деревню Подол-Струги Ленинградской области.
Павел Иванович Негнюров. В 1941 году призван в ряды Красной армии и ушел на войну первым призывом. Воевал в составе 26 гвардейской стрелковой дивизии 75-го гвардейского стрелкового полка. Погиб в 1942-ом в бою за село Пинашино Смоленской области.
Василий Михайлович Негнюров. Призван в 1942-ом, воевал на Украинском фронте. Погиб, защищая Одессу. Было ему двадцать лет.
Михаил Михайлович Негнюров.Призван в 1942-ом, погиб на Украине в 1944-ом.
Михаил Илларионович Негнюров. Рядовой 209 стрелкового полка., 73 гвардейской стрелковой дивизии. Погиб в 1943-ем, захоронен в селе Генераловка Курской области.
Константин Дмитриевич Семенов. Погиб, защищая Москву в сентябре 1941 года.
Алексей Николаевич Тимофеев. Погиб в 1944 году, похоронен в городе Балаклава Крымской области.
Зоя ИГНАТЬЕВА

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s