In remembrance there is life (В памяти – жизнь).

Из будущей книги «Мне в сердце смотрит вечная звезда» о  хирурге, отличнике здравоохранения республики, к.м.н. Владимире Валентиновиче Игнатьеве.

Часть вторая

первая часть — https://zdorovieyakutia.com/2019/02/01/in-remembrance-there-is-life-в-памяти-жизнь-из-будущей-книг/

Когда была напечатана первая часть книги воспоминаний о Володе,  редактор журнала «Здоровье Якутии» Алла Клецко написала мне: «Статья из вашей книги набрала почти миллион просмотров… И до сих пор продолжают читать. Ни одну статью столько раз не читали, как эту.
Из других стран тоже читают: Таиланд, ЮАР, Ирландия, США, Канада, были и другие страны. Статистика считает каждое открытие этой статьи, результат — миллион просмотров. Великий человек ваш сын… Во всех отношениях… Не могу подобрать слов, как выразить свои эмоции, но когда читала, слез было не сдержать… Великий, добрый, настоящий человек».

О многих замечательных людях – друзьях, родственниках и просто знакомых Володи я вспоминаю, когда слушаю свою некачественную запись на диктофоне с годовщины его смерти. Я словно снова встречаюсь с ними после долгого перерыва. Слушаю со слезами. И моя огромная благодарность им за теплые слова о сыне. Привожу то, что удалось разобрать:

Однокурсники, коллеги:

  • Без него не представляю наши курсовые встречи, без его юмора, без его песни. Очень отзывчивый, веселый, он всегда улыбался, никогда не унывал, поддерживал и помогал. Вот уже год без него, нам очень не хватает Володи… 
  • Мы с Володей учились вместе. Он был очень целеустремленный. Всегда был готов помочь и теоретически и практически и потом как хирург всегда был примером для нас. Хорошо учился, никогда ничего не пересдавал, постоянно рос профессионально. Мы все к нему обращались, и он никому никогда не отказывал. Жизнерадостный, веселый, очень общительный, был душой группы. Я очень уважал Володю, равнялся на него…
  • Мне повезло, что в жизни мне встретился такой человек, как Владимир Валентинович. Среди многих людей он отличался своей добротой, умением понять, готовностью прийти на помощь. Он был лидером, объединял нас,  нам его сейчас очень не хватает…
  • У меня в телефоне остался номер его телефона, и каждый раз мне тяжело от мысли, что не могу ему позвонить, поговорить с ним. У меня осталось ощущение, что он не достиг того, что мог, хотя многое успел сделать за пять лет: защититься, жениться, родить троих детей…
  • Память о нем согревает. Его смерть — это невосполнимая потеря, спасибо ему, что был рядом. Рядом с человеком, каким был он, становится светлее. Нам есть, на кого равняться…
  • В нашем коллективе не хватает его. Когда дежурил он, можно было быть спокойным… Володя был мне не только коллега, но и друг. О нем можно говорить только хорошее. Светлый был человек… 
  • Все теплое, светлое, что связано с Вовой, останется с нами.  Иногда я ловлю себя на мысли, что мысленно советуюсь с Володей, думаю, что бы он сказал в той или иной ситуации…

Студенты медицинского института СВФУ им. М.К.Аммосова:

  • Мы со всеми своими проблемами подходили  к нему и знали, что он всегда даст нужный совет, поможет. Он всегда давал умные советы. Нам его очень не хватает, не хватает его доброй улыбки…
  • Владимир Валентинович профессионалом своего дела, хорошим преподавателем, руководителем, врачом. Он был для нас учителем,  прекрасно оперировал, превосходно объяснял материал, был такой доступный, молодой, я не помню случая, чтобы он кому-то не помог, не подсказал. Он умел поддержать, успокоить…
  • Владимир Валентинович был талантливым хирургом, кем бы ни работал: заведующим отделением, заместителем главного врача Республиканской больницы, преподавателем мединститута, он постоянно оперировал, казалось, что он жил операциями, всегда был готов оперировать. Он был хирургом от бога…
  • Он никогда никого «не заваливал», помогал, поддерживал, давал возможность подготовиться и пересдать, никогда не ставил плохих оценок, у него все хорошо учились…
  • «Братуха» называли Владимира Валентиновича между собой студенты, любили его и очень уважали его…

Своим он был, выходит, не только для друзей и коллег, но и для  студентов. Впрочем, иначе и не могло быть. Важным и высокомерным по отношению к кому бы то ни было, он никогда не был. Тем более к студентам. И не только потому, что сам был молод, он был очень простым, доступным, отзывчивым, всегда был готов прийти на помощь в любой ситуации и любому, кто в том нуждался.

Один из коллег его вспоминал на похоронах, что Володя не боялся брать на себя ответственность за жизнь безнадежно больного пациента и рассказал о случае, который, очевидно, врезался ему в память: пациент был явно обречен, и все, кто присутствовал тогда, молчали, не решаясь взяться за операцию. А Володя взялся, не попробовать спасти  человека он не мог. И такое, я уверена, было не раз.

Другой его коллега поделился, как однажды во время операции у пациента вдруг резко пошла кровь.

– Буквально фонтаном забила, — рассказывал хирург…

Володя моментально среагировал и быстро зашил рану, чем спас жизнь человеку. Наверное, ситуация была незаурядной, поскольку выйдя из операционной кто-то из присутствовавших на операции удивленно сказал: «Такой молодой, а не растерялся…».

Коллеги (кто лучше их знает?!) говорят, что он был хорошим хирургом. Я замечала, что ребята часто ему звонили в сложной ситуации, советовались по различным вопросам, и я уверена, что он ни разу никому не отказал.

— Когда дежурил Володя, можно было быть уверенным, что все будет хорошо, — часто говорит моя племянница Софья Иннокентьевна Семенова, врач-эндокринолог, работавшая заведующей отделением эндокринологии Республиканской больницы №2. Не однажды им приходилось дежурить вместе.

Однажды, беседуя с медицинской сестрой первого хирургического отделения Республиканской больницы Лидией Михайловной Алексеевой о ее работе, я неожиданно для себя узнала, что она знает Володю.

— Заведующим отделением был тогда Михаил Михайлович Винокуров, старшей медсестрой Антонина Афанасьевна Прокопьева. Помню, только пришли в отделение молодыми совсем врачами Майя Азановна Капитонова, Саргылана Алексеевна Ильина, Вячеслав Андреевич Савельев, Артем Васильевич Староватов, Андрей Анатольевич Николаев,- рассказывала она о состоявшихся, сегодня уже признанных и опытных хирургах больницы. Дольше всех я работала с Владимиром Валентиновичем Игнатьевым, хороший хирург был, прекрасный человек. Кстати, он меня оперировал по поводу аппендицита, так быстро прооперировал, помню, и рана зажила быстро. Легкая рука у него была. И пациенты о нем отзывались всегда очень хорошо.

Часто говорят о профессиональном хладнокровии медиков, но я думаю, это скорее кажущееся спокойствие. Разве можно привыкнуть к боли, к крови, страданиям, к смерти? Каждый тяжелый случай не обходится без душевных потрясений, а в экстренной хирургии, каждый случай тяжелый. И каждый раз, берясь за операцию, не знаешь, чем она закончится.

Поистине, в памяти – жизнь.

Володя жив в нашей памяти, и время от времени я получаю письма от людей, которые его знали. Начну с воспоминаний Маргариты Николаевны Лукиной, которая была классным руководителем Володи в средней школе №3. Школу свою он любил, всегда шел туда с радостью. В десятом классе перед самым выпуском он сломал ногу, поэтому сдавал экзамены и на выпускной пошел на костылях, но ни разу в эти дни я не видела его отдельно от класса, он всегда был в кругу одноклассников. Они и стенгазету к выпускному выпускали вместе.

Вовина схема не раз помогала мне

Володя Игнатьев. В 4-ый класс пришел мальчик со смышлёными глазами, одежда была очень аккуратная, хорошо отглажена, свежая стрижка. С первых дней стало понятно, что Володя очень добрый и умный мальчик, очень одаренный от природы, по всем предметам он учился на одни пятерки. В каждом классе есть такие ребята, активисты, которые, за что бы не взялись, все делают от души и с радостью. Володя из числа таких. Учителя предметники удивлялись, откуда к нам приехал такой одаренный мальчик, интересовались, кто его родители. Он всегда был готов ответить на любой вопрос, по любому предмету, и по ответам его была видна высокая эрудиция, он мог рассказывать не только по учебной программе, но и то, что узнавал из книг и журналов. Его сочинения и рефераты всегда имели глубокий смысл, Володя высказывал свои, очень интересные, суждения.

Я вела французский язык и могу сказать, что у Володи было чувство языка и высокая способность к иностранным языкам. Обладая хорошей памятью, он запоминал слова и выражения на лету и умел  правильно употребить их в предложении. Когда я спрашивала, как это у тебя получается, может быть, кто-то тебе помогает по французскому языку, он отвечал, что это очень просто и нарисовал в тетради схему, объясняя, как это можно делать. Вовина схема не раз помогала мне в объяснении грамматики французского языка.

   У меня в классе было сорок два ученика, из них 70% были украинцы, почти 30% — русские и только два мальчика якута, но ребята никогда не делились по национальностям и были очень дружны, они  во всем умели помогать и поддерживать друг друга.

   Володю в 4-5 классе выбрали звеньевым, а затем и командиром отряда. Он очень по-доброму относился к одноклассникам, умел пожалеть и прийти на помощь, за что ребята уважали и ценили его. Помню, как собирала деньги на обеды в школьную столовую, у ребят иногда не было денег (в классе были дети из неблагополучных семей), и Володя просил не говорить им и давал деньги за них, лишь бы они могли вместе с отрядом пообедать.   Каждую субботу после уроков ребята мыли столы и полы в кабинете «Иностранный №3». Володя так тщательно оттирал каждое пятнышко, что я  говорила: «Вова  будет, наверное, хирургом, уж очень чисто и аккуратно, прямо  до блеска, отмывает столы», и ребята старались делать, как он.

  Каждую осень, в сентябре вся школа ездила собирать картошку в Хатассы. Как председатель отряда Володя на поле строил всех, проводил перекличку и раздавал грядки, четко и ясно разъясняя, где брать мешки, где будем обедать, а в конце работы ходил по полю, считал наполненные мешки и отчитывался перед ответственным по смене завучем. Обедали на поле, накрывали стол и делились всем, что принесли. Володя следил за тем, чтобы всем все досталось, чтобы все поели, а потом назначал дежурных, чтобы все было чисто после нашего обеда. У Володи все получалось легко, без каких-либо споров. Директор школы, посмотрев, как он распределяет дежурных и сдает отчет после работы, даже заметила однажды: «Из Володи Игнатьева получится толковый руководитель».

Он был моим большим и надежным помощником и во многом облегчал мой труд.

Всегда хвалил Володю учитель труда, он удивлялся, как тонко и изящно мальчик точит детали, какие у него чувствительные и гибкие пальцы, как досконально он работает над фигурками из дерева. На ярмарке солидарности в актовом зале школы, когда собирали деньги на ремонт класса, мы выставляли несколько работ Володи: панно, вырезанное лобзиком, кухонные принадлежности из дерева. Все его работы раскупались сразу же, и вообще за что бы ни взялся, он всё делал от души, у него все получалось оригинально и красиво.

Володя учился одинаково хорошо и по гуманитарным и по точным наукам.

Его мама была председателем родительского комитета класса и часто помогала мне проводить классные часы. До сих пор ребята помнят один из самых трогательных ее рассказов о Тане Савичевой, девочке из блокадного Ленинграда, она так проникновенно читала дневники Тани, рассказывала о том, как дети умирали от голода, что весь класс был потрясен.

Я очень благодарна за ту помощь, которую и мама и папа Володи оказывали мне, молодому специалисту.  Каждое лето мы делали в кабинете ремонт, собирали деньги у родителей, и Зоя Николаевна очень мне в этом помогала. А в ремонте столов, стульев, замков дверей я всегда могла положиться на отца Володи — Валентина Афанасьевича. Вот у кого были «золотые руки» и вот в кого был Вова.

Помню, как я заболела и долго была на больничном, близился праздник 8 марта. Володя вместе с Сережей Шумкиным пришли ко мне домой с букетом цветов и сладким пирогом. Я жила далеко, в Сайсарах, и, конечно, была удивлена, как мои мальчики нашли дорогу, ведь от остановки идти надо было долго, очень всё в нашем районе было запутано. Тогда я почувствовала, что из Володи получится отличный врач. Он долго сидел возле меня и досконально расспрашивал, что болит и как лечат.

Потом Володя успешно окончил школу и поступил, выдержав большой конкурс, на медфак ЯГУ. 

А однажды, поступая в аспирантуру, пришел ко мне снова учиться, он готовился тогда к сдаче кандидатского минимума по французскому языку. В аспирантской группе он был одним из самых сильных, и я была горда за своего ученика. Он быстро переводил тексты по специальности из оригинальных источников, у него было четкое правильное произношение, он хорошо разбирался в грамматике. На экзамене по сдаче кандидатского минимума профессор Николай Николаевич Гаврильев был очень удивлен его переводом и реакцией ответов на вопросы. С оценкой «отлично» были согласны все члены экзаменационной комиссии.

Я всегда следила за работой Володи, за его успехами, и радовалась, слыша только хорошие отзывы как об одном из лучших хирургов Республиканской больницы №2.

Володя был добрым учеником, способным студентом и прекрасным специалистом! Я очень горжусь своим учеником.

Лукина Маргарита Николаевна,

почётный работник высшего профессионального образования,

Учитель учителей РС (Я).

Наша жизнь — это не череда дней, это память о людях, что были рядом.

Однажды на лекции в анатомическом корпусе появился черноглазый юноша, на которого сразу обратила внимание женская часть наша курса. Очень скоро все узнали, что зовут его Володя Игнатьев и учиться он будет в 3-ей группе. Среднего роста, с правильными чертами лица, немногословный, совсем даже не балагур или забияка, он привлекал внимание прекрасной половины медфака не только со своего, но и с других курсов. Девчонки, как будто чувствовали, что за этими широкими плечами всегда будет надежно и спокойно.

Студенческая жизнь со всеми ее прелестями: сессией, практикой в различных больницах и поликлиниках города, веселыми посиделками, сборами на чьей-либо даче, закончилась очень быстро. Мы разлетелись по разным городам, кто куда. Однако наш курс никогда не терял связь. Сложилась традиция каждый год в конце лета собираться вместе, вспоминать студенчество и делиться планами на будущее. Про Володю мы знали, что работает в Ленске, куда поехал по распределению, потом перебрался в город, в экстренную хирургию. И все еще не женат. И вдруг однажды, как гром среди ясного неба, новость: Володя Игнатьев женился. Мы удивлялись: кто же эта красотка, которая смогла покорить сердце заядлого холостяка. С удивлением я услышала, что это моя выпускница, Надя. Она была одной из первых моих студентов, кого я начала учить, приехав после окончания аспирантуры. Окончив институт, она распределилась хирургом в Республиканскую больницу №2. Потом на ежегодной встрече, мы все подтрунивали над Володей: это ж надо столько лет ходить холостяком, чтобы жениться на своей же коллеге, хирурге. Надя влилась в компанию МЛФ-90 быстро, и теперь на ежегодные встречи Игнатьевы всегда приходили вдвоем. Очень скоро в семье появилась девочка, потом еще одна, наконец, долгожданный сын. Мы опять смеялись: ну, Володя, торопишься, видимо, хочешь компенсировать, что так долго тянул с женитьбой. А он только улыбался, молчал и крепко обнимал свою Надюшу.

Как высококвалифицированного хирурга, кандидата медицинских наук Володю пригласил работать на кафедру факультетской хирургии профессор Михаил Михайлович Винокуров. Всегда собранный, внимательный к мелочам, очень доброжелательный и тактичный, с прекрасной эрудицией и огромным профессиональным опытом, Владимир Валентинович всегда пользовался непререкаемым авторитетом и среди коллег, и среди студентов. Профессия врача-хирурга требует огромной самоотдачи. Это не только бессонные ночи, но и огромная ответственность. Жесткая круговерть врачебной работы — экстренные больные, операции, отсутствие праздников и выходных… И вместе с тем — спасенные жизни, благодарные пациенты. Наверное, немало нынешних молодых хирургов, выбрали этот путь благодаря примеру нашего Володи.

Летняя пора всегда волнительна для вузов — начинается пора приемной кампании. Сотни абитуриентов штурмуют университеты, институты, с каждым из них нужно поговорить, успокоить волнующихся родителей и родственников, дать совет, оперативно работать с районными штабами абитуриентов. Несмотря на введение ЕГЭ, для отборочных комиссий работы остается еще немало, а вовремя заполнить и отследить базу данных поступающих, согласовать все с работодателем — министерством здравоохранения — на все это уходит много сил и времени. Учитывая опыт Владимира Валентиновича как хирурга, умеющего быстро реагировать на изменения, его пригласили для работы в качестве ответственного секретаря приемной комиссии медицинского института. Ежегодно, в течение нескольких лет, с середины июня до середины августа, Володя работал в приемной комиссии, а затем, отдохнув буквально пару недель, с 1 сентября начинал лекционные и практические занятия в институте, работал в отделении.

«Надо – значит надо!» — с такими словами работал Володя до последних дней.

Борисова Наталья Владимировна, доктор медицинских наук.

Надо делать пересадку кожи, — был его вердикт

Я всегда восхищалась Володей… Такой начитанный, немногословный и целеустремленный. Помню, как после школы, он не поступил на педиатрический факультет в Хабаровский мединститут, конкурс был огромный. Пришёл и очень решительно заявил, что пойдёт работать медбратом. Я тогда подумала, что другой на его месте мог бы попробовать сдать экзамены на другой факультет, чтобы не терять год. Но это точно не про Володю… Работая медбратом, он вскоре был зачислен студентом-вольнослушателем. После окончания института, по распределению его отправили работать в Ленск. Там ему, вчерашнему студенту пришлось делать операции разной сложности, принимать на себя многие жизненно важные решения, и он прекрасно со всем справлялся. Как оказалось, врач он был от бога.

Помню, как моего отца укусила собака, вырвав кусок мяса, и он очень долго ходил с незаживающей раной. На протяжении года его лечили разные врачи, назначали всевозможные мази, лекарства, делали бесконечные перевязки, но улучшения не наступало.

Почему мы сразу не обратились к Володе, я не помню, но как только Володя увидел проблему, решение он принял сразу.

— Надо делать пересадку кожи, — был его вердикт.

Операцию провёл он сам, рана зажила очень быстро. Папа очень восхищался работой Володи, всегда ставил его в пример.

Еще помню его увлечение музыкой, его друзей музыкантов, которые мне казались тогда какой-то высшей кастой. Одни названия групп чего стоили: «Мартимирус», «Льюис Кэрол»!

Удивительно, но на любую ситуацию у Володи наготове была фраза из книги или фильма, так искусно цитировать мог только он. Всегда улыбчивый, с шутками-прибаутками, очень надежный и ответственный — вот таким я его помню…

Светлана Прокопьевна Ефремова,

главный специалист-бухгалтер ГУП «Комдрагметалл РС (Я)».

Воспоминания о моем друге

Когда родные Владимира Валентиновича Игнатьева предложили написать воспоминания о нем, то я последовательно начал вспоминать детали нашего знакомства, совместной работы и дружбы. Оказывается, очень тяжело, даже по прошествии времени, писать о человеке, своем друге в прошлом времени, о том, что он был, и что его сейчас нет.

Воспоминания мои привели в годы моего студенчества, когда отделение экстренной хирургии находилось в Якутской городской клинической больнице. Тогда мы, студенты последних курсов мединститута, помимо обучения в хирургическом цикле, участвовали в кружке «хирургия» под руководством Гоголева Николая Михайловича, ныне директора мединститута и Павлова Ильи Андреевича, прекрасного хирурга, организатора здравоохранения, трагически погибшего весной 2011 года. Участвуя в кружке хирургов, мы обучались азам нашей будущей специальности, знакомились со структурой работы хирургической службы, ассистировали на операциях, и, конечно же,  знакомились с врачами хирургами, нашими будущими коллегами. Тогда я впервые и познакомился с Владимиром Валентиновичем Игнатьевым, немногословным, серьезным, уже состоявшимся как хирург молодым человеком.

В первое время его немногословность, серьезность и моя стеснительность как-то сдерживали развитие более близкого знакомства.

Перевод хирургического отделения из Городской клинической больницы в Республиканский центр экстренной медицинской помощи летом 2002 года совпал с нашей практикой по хирургии. Мы во время практики начали работать помощниками врача стационара, вели истории болезни, делали перевязки, дежурили, ассистировали на операциях. Вот именно с тех пор мы начали общаться с Владимиром Игнатьевым, ассистировать ему на операциях, учиться у него хирургическим премудростям.

С первых дней близкого знакомства понял, что за серьезным видом, немногословностью скрывается широкой души человек, с тонким чувством юмора, обаяния, твердости характера и слова.

Он уже тогда выделялся из  общей массы своим твердым внутренним стержнем, внутренней культурой, воспитанностью.

Не помню, чтобы за годы нашей совместной работы, дружбы он чем-нибудь проявил свою несдержанность, повысил голос, как-то высказался некорректно в чей-то адрес. Такого не было.

По окончании института меня как отличника учебы приняли в клиническую ординатуру в кафедру факультетской хирургии. В первый год ординатуры мы с Володей Еремеевым начали работать под началом Владимира Валентиновича, много ассистировали на операциях, потихоньку начали  оперировать сами под наблюдением опытных хирургов.

В те времена на кафедре факультетской хирургии под руководством профессора Винокурова М.М. было такое правило, что врачу на наставничество прикрепляли двух клинических ординаторов и одного интерна. Вот поэтому под началом Владимира Валентиновича были мы, два клинических ординатора и один интерн.

В те годы желающих стать хирургами было на порядок больше, чем сейчас. Владимир Валентинович очень умело руководил нами, все его замечания, пожелания мы старались выполнять безукоризненно. Нам даже в голову не приходило что-то сделать не так, ослушаться своих учителей, одним из которых был Владимир Валентинович.

В благодарность за хорошую работу с медицинской документацией, больными, за отличное ведение ежедневного рабочего процесса Владимир Валентинович разрешал нам оперировать самим под его чутким присмотром, под его ассистированием.

Во время тяжелых операций либо при каких-нибудь экстраординарных ситуациях во время операции Валентиныч (как мы его звали между собой) умел даже одним словом разрядить ситуацию, вдохнуть силу духа и тела измотанному долгой операцией ассистенту. Всегда к месту и по ситуации умел вставить цитаты из классических советских комедийных фильмов, так называемых крылатых фраз, что всегда приводило к разрядке напряженной ситуации во время операции. Одна фраза из фильма «Кавказская пленница» героя Этуша «Ээ, товарищ, торопиться не надо, аа!» с характерным кавказским акцентом, сказанная Валентинычем во время операции, приводила нас, ассистент-хирургов, в бодрое расположение духа, настраивала на длительную работу и вселяла веру в прекрасный исход операции.

В период моей работы урологом в РБ№2 Валентиныч начал работать заместителем главного врача по хирургической работе. В те времена я чувствовал сильную поддержку с его стороны не только как руководителя, но и как друга, как старшего товарища.

Сейчас, по истечении времени, оглядываясь назад, иной раз удивляюсь, как мы работали в те годы. Ставка уролога была единственной по всей больнице, урологическая служба была представлена пятью койками в колопроктологическом отделении, куда привозили всех тяжелых экстренных больных со всей республики и тех, кого не приняли в урологическое отделениие ДВОМЦ поселка Жатай и урологическое отделение НЦМ.

Мы много и часто оперировали тяжеленных больных с гнойно-некротическими заболеваниями почек и околопочечной клетчатки, с задержками мочи, распадом опухолей и кровотечением, травмами органов мочеполовой системы различной этиологии и характера.

Во всех тяжелых случаях, сложных операциях, непредвиденных ситуациях, возникающих в процессе лечения больных,  а иногда и смертей, Владимир Валентинович как руководитель хирургической службы всегда поддерживал меня, советовал, а иной раз, в особо  тяжелых случаях, даже ассистировал мне.

В тех случаях, когда Валентиныч ассистировал мне, операция проходила всегда в очень хорошем, приподнятом настроении: у меня – из-за того, что сам Валентиныч ассистирует мне, своему ученику, а у Валентиныча — от радости, что наконец-то вырвался из кабинета заместителя главного врача в свою родную стихию — операционную.  

Прекрасные все-таки были времена, несмотря на сложность работы, занятость с утра до вечера и небольшую зарплату.

         Вот такие у меня воспоминания о моем Друге, Учителе, старшем товарище, руководителе, о хорошем Человеке Владимире Валентиновиче Игнатьеве. Память о моем друге навсегда останется в моем сердце, в моей душе как пример врача с большой буквы, пример преданности своей профессии, великодушия, воспитанности, внутренней культуры, силы духа и внутреннего стержня.

 Григорьев Николай Николаевич, врач уролог-андролог.

Сколько тяжелых пациентов прошло через его легкие умелые руки!

            Владимира Валентиновича я знаю с 1997 года, когда пришла в Якутскую городскую клиническую больницу перевязочной сестрой. Он был тогда врачом-интерном, очень молодым, красивым, уверенным в своих знаниях и умениях врачом. Мы с Владимиром Валентиновичем проработали под руководством нашего заведующего хирургическим отделением Михаила Михайловича Винокурова и старшей медицинской сестры отличника здравоохранения РФ Антонины Афанасьевны Прокопьевой до конца его жизни. Сколько тяжелых пациентов прошли через его легкие умелые руки! Он отличался высокой интеллигентностью, широтой души, добротой. Он часто исполнял обязанности заведующего отделением, и здесь сполна проявлялись его профессионализм, грамотность, знания и организаторские способности. Мы были свидетелями создания счастливой семьи Игнатьевых, от души радовались рождению его детей. Владимир Валентинович был любящим мужем и очень хорошим, надежным отцом своим детям. Его светлая память останется в наших сердцах, портрет его стоит на самом светлом и видном месте, он с нами каждый день…

Вера Борисовна Слепцова,

медицинская сестра высшей категории РБ№2-ЦЭМП,

отличник здравоохранения РФ.

О Владимире Валентиновиче Игнатьеве

            Это было в конце лихих 90-х. Я тогда работал медицинским братом в приемном покое Якутской городской клинической больницы. Как всегда на смене утром вызвал дежурного хирурга для осмотра больных.

            Пришел молодой врач. Осмотрев больных, кого-то госпитализировал, кому-то назначил дополнительные исследования.

Обратился ко мне: «Как тебя зовут?». Я представился. Он сказал, что его зовут Володя. С тех пор у нас смены часто совпадали, а дежурства были сутки через двое.

            На смене Владимир Валентинович работал очень аккуратно, четко знал свое дело. Много разных случаев было, сколько групп крови было им определено, скольких он оперировал, скольких спас — не счесть.

            Он всегда улыбался, был на позитиве, был добрым и отзывчивым. Таким и остался в моей памяти.

С уважением, Иван Григорьевич Филиппов.

Он выбрал хирургию, и это было правильным решением…

            Володя – мой племянник, старший сын моей сестры Зои, поэтому я его знаю с рождения. С детства он рос очень активным ребенком, рано начал читать, рос очень любознательным, смышленным, рассудительным, хорошо учился, занимался спортом, участвовал в соревнованиях по боксу, был большой фантазер. С младшим братом Кешей они росли как все мальчишки, очень дружно играли, придумывали себе разные забавные игры, и особых беспокойств родителям не доставляли. Однажды я застала их прыгающими с одного стояка отопления на другой. «Я — Маугли» — заявил Володя. Другой раз они устроили дома, напугав бабушку,  «факельное шествие». Совсем маленьким он любил играть на игрушечном фортепиано и говорил при этом «Я – Шостакович». Мальчики постоянно разбирали свои игрушки, чтобы узнать, как они устроены. Еще в детстве Володя говорил: «Хочу спасать больных». Он хорошо учился, и когда окончил школу, сразу поступил на медицинский факультет ЯГУ. К выбору им профессии я, видимо, тоже имела отношение. Я уже работала врачом, и Володя много читал, всегда брал у меня книги по хирургии, атлас по оперативной хирургии и судебной медицине. Еще в детстве у него был доступ к медицинской литературе: сидит ребенок и серьезно листает книги и задает на полном серьезе очень правильные вопросы. Интересно, но он мальчишкой интересовался названиями таблеток, спрашивал, когда и зачем их назначают.  Когда уже учился на медицинском, Володя часто консультировался со мной по разным вопросам. Был очень активным студентом, занимался в хирургическом кружке. Когда встал вопрос, какую специальность выбрать у него даже вопросов не было. Выбрал хирургию, и это было правильным решением. В студенческие годы по вечерам, сидя у телевизора, он подолгу «вязал узлы», тренировался на домашних накладывать повязки, причем делал это очень профессионально. Бабушке, с которой он жил во время учебы, постоянно измерял давление, делал инъекции и докладывал мне по вечерам, как она себя чувствует. Так мы с ним вместе ухаживали за моей мамой и его бабушкой Ксенией Петровной Петровой.  Когда Володя начал работать в РБ№2, я не раз слышала положительные отзывы о его работе от своих коллег.

Среди друзей и однокурсников Володя всегда был душой компании, хорошо пел, играл на гитаре, любил стихи, обладал острым умом и тонким юмором. Очень теплые отношения у него сложились с его двоюродными сестрами, братьями и племянниками. Если кому-то из них была нужна его помощь, он всегда первым приходил на помощь, как врач при необходимости всегда консультировал.

Очень жаль, что его нет среди нас. В силу того, что мы были еще и коллегами, мне очень его не хватает. Не зря писали его друзья и коллеги, что «хорошие друзья, как звезды, не всегда видны, но ты знаешь, что они есть».

            Как специалист, как преподаватель, как отец, Володя мог бы еще очень много сделать хорошего. Это очень большая потеря для всех нас. Он навсегда останется в нашей памяти, в нашем сердце.

Пиноева Римма Николаевна,

врач УЗИ, отличник здравоохранения РС (Я).

Не всем дано брать на себя такую ответственность

            Я знаю Владимира Валентиновича как классного хирурга, очень уважала его за его профессионализм. Не всем дано брать на себя такую ответственность не только за себя, но и за других хирургов, которые тоже, вроде, не новички. Во время операции Володя всегда был собранный, очень техничный, а это говорит о многом. С ассистентами, операционной медсестрой и санитарами всегда спокоен, никогда не показывал свои эмоции, и работа в операционной, когда работал он, была спокойной. Я лично всегда была рада, когда на операцию приходил он.

Чиряева Марина Хапшановна,

операционная медицинская сестра РБ№2-ЦЭМП

Врач от бога

Врач должен быть благоразумным по своему нраву человеком, прекрасным, добрым и человеколюбивым, — писал Гиппократ.

Именно таким человеком был и останется в наших сердцах наш Врач, Хирург, Человек с большой буквы, всеми нами любимый и уважаемый Владимир Валентинович Игнатьев. В годы нашей с ним работы мы, операционные сестры всегда с радостью и гордостью шли на любые операции с ним, и днем и ночью, такой он был надежный, ответственный, благодаря своему богатому опыту и безграничным знаниям. Хирургия была его трудной, но благородной, спасающей жизни работой. Всегда собранный, аккуратный, уверенный в своих решениях, он гордо шел по коридору, ведущему к операционным залам. И любому пациенту, операционной бригаде его взгляд исподлобья,  уверенная походка вселяли надежду на успешный исход предстоящей операции. К своим коллегам, молодым хирургам, анестезиологам, ко всей операционной бригаде он всегда относился, как к родным, всегда подбадривал, шутил, никогда не повышал голос, и любые, трудные, экстренные операции проходили без трудностей и осложнений. Есть выражение «Врач от Бога», именно таким он и был наш Владимир Валентинович. Сколько людей он спас, молодых, старых, безнадежных, разных, работал не жалея себя, днями и ночами, годами. Все спасенные им пациенты, их родственники говорили, что он хирург с золотыми руками. Когда он оперировал, никогда не было вторичных натяжений, осложнений. Мы, операционные сестры, всегда будем помнить его как своего Наставника, Учителя, хорошего Друга. Он останется в наших сердцах — молодой, красивый, надежный, Человек и Хирург.

Медицинские сестры

операционного отделения РБ№2-ЦЭМП.

Нас объединяет нечто большее, чем кровное родство.

С Володей Игнатьевым мы двоюродные брат и сестра, разница в возрасте семь лет и нас связывает кровное родство по линии наших мамочек. Встречались мы с раннего детства эпизодически, когда приезжали летом с родителями в отпуск к бабушке. Вову я помню тихим, скромным и очень стеснительным мальчуганом. Особых разговоров у нас и не было, но мы знали, что мы родные люди и нас объединяет нечто большее, чем кровное родство. Я бесконечно была счастлива, когда Владимир связал свою судьбу с красавицей и умницей Надюшей, которую я очень уважаю и люблю, считаю сестрой и близким человеком по темпераменту и духу. Также от души радовалась, когда у них рождались их прекрасные детки — наша гордость и счастье. Постоянно утверждаюсь в мысли, что у любящих супругов рождаются красивые, умные и успешные дети. Они были рождены друг для друга: яркая, энергичная Надежда и харизматичный, молчаливо-степенный Владимир. Говорят, что браки заключаются на небесах, я уверена, что они -одно целое, половинки одного солнца. Солнце — это светило, энергия, тепло и жизнь. Все эти эпитеты утвердительно можно отнести к моим дорогим и любимым брату и невестке. Ведь врач по призванию — это жизнь без болезней, счастливая и наполненная. Володя позаботился когда-то о моем сыне, которому требовалось удаление аппендицита. Вроде рядовая операция, но, все же, у нас, родителей, это был серьезный повод для волнений. Никогда не забуду телефонный разговор с Володей, когда и мне потребовалась операция. Как-то в разговоре с моей дорогой тетушкой, мамой Володи, спросила, как можно планово попасть в больницу, она сказала, что узнает. Через некоторое время мне позвонил Володя, расспросил о диагнозе и сказал, что в никакую другую больницу и в руки других врачей он меня не отдаст. «Только в моем родном учреждении, сказал он, — и врачу, которому я доверяю как себе». Представляете мои чувства и состояние. Обо мне редко кто заботится, кроме мамы, родных сестер и мужа. Я долго плакала. Что нужно человеку, чтобы быть счастливым? Я считаю: ласковое слово, маленькая похвала и прекрасное слово — забота! И действительно я попала к лучшему врачу, заведующей гинекологическим отделением РБ№2 Игнатьевой Людмиле Николаевне, которой буду благодарна до конца жизни.

Мой брат Владимир Валентинович Игнатьев — наша гордость, хирург от бога, лучший сын, муж и отец, прожил очень короткую жизнь. Нет слов, чтобы передать горечь утраты. Видимо, лучших забирают на небеса, чтобы мы научились ценить жизнь, любить, говорить ласковые, теплые слова, хвалить, БлагоДарить, оберегать и заботиться о ближних каждую минуту!

Софья Михайловна Гаврильева, юристконсультант

Администрации с. Хатассы

Мой папа

            Папа учил меня водить машину. Я не доставал до педалей, и Папа сам нажимал на них. Я держал руль, а Папа держал мои руки. Еще помню, как я сидел у Папы на шее и спал. Мы поднимались на Китайскую стену. Это было в Пекине, в Китае. Еще помню, как мы: Папа, Дина и Яна вместе играли в футбол, и Папа пнул мяч высоко-высоко.

Когда Папа умер, мне было пять лет. Я очень люблю Папу и всегда буду его любить. Я очень скучаю по Папе.

Валерий Игнатьев, 10 лет (слово Папа Валера везде написал с большой буквы, и я, перепечатывая, не стала менять. З.И.).

Зоя Игнатьева

ПЕРВУЮ ЧАСТЬ ЧИТАЙТЕ ПО ССЫЛКЕ: https://zdorovieyakutia.com/2019/02/01/in-remembrance-there-is-life-в-памяти-жизнь-из-будущей-книг/

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s